Взятие Шнеехайде



Нет возможности детально рассказать о ходе боев, об умелых действиях отдельных воинов и целых подразделений. Это были слагаемые нашего успешного наступления.

Лесные пожары, авиационные налеты, минирование, засады – чего только не делали фашисты, чтобы остановить нас.

К исходу дня 18 апреля дивизия подошла к населенному пункту Шнеехайде и при поддержке артиллерийской бригады подполковника Базиленко завязала упорные бои с 10-й танковой дивизией СС и дивизией «Охрана фюрера».
Системы контроля доступа устанавливаются для эффективной охраны объектов.
Я позволю себе привести строки из воспоминаний об этих боях бывшего командира 32-го гвардейского корпуса дважды Героя Советского Союза, генерала Родимцева, опубликованных в газете «Красная звезда»:

«Когда машина оперативной группы штаба корпуса вышла на опушку леса, перед нами открылась панорама боя. Гитлеровские танки, развернувшись в боевой порядок, шли в контратаку. В их действиях не было видно той спесивой наглости, какую мне приходилось наблюдать под Гвадалахарой и Мадридом в республиканской Испании, на полях Украины и на подступах к Сталинграду. Фашистские танки шли на малой скорости, крадучись, как бы принюхиваясь, мигая красными глазками пулеметов.

Наши артиллеристы соблюдали старое охотничье правило: чем ближе зверь, тем вернее удар. Они открыли огонь только на дальности прямого выстрела. Двадцать пять гитлеровских танков остались на поле боя...

Штабы дивизии и поддерживающей артиллерии мы нашли в наскоро оборудованном котловане у южной окраины Шнеехайде. Шли третьи сутки наступательных боев, и я с трудом узнавал осунувшиеся лица офицеров.

– Отразили несколько контратак превосходящих сил противника, – доложил генерал Олейников.

Это было приятно. Танковые дивизии СС и «Охрана фюрера» угрожающе нависали над правым флангом наших соединений, уже прорвавшихся к реке Шпрее. Гвардейцу 95-й стрелковой дивизии во главе с генералом Олейниковым мешали им нанести фланговый удар. Поэтому каждая сорванная контратака противника способствовала общему успеху».

18 апреля дивизия овладела Шнеехайде. В ночь с 18 на 19 апреля 284-й полк с танкосамоходным полком обошли Грауштейн с северо-запада, а 287-й полк – с юго-востока группировку севернее Праги. Не забыть нам объятий чехов и словаков, освобожденных от мрака фашизма.

Еще в Судетах мы услышали радостную весть из Москвы о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии! С быстротой молнии разнеслось это сообщение среди воинов. Гвардейцы обнимали друг друга, целовались. Многие не скрывали слез.

В те дни родилась песня 95-й гвардейской дивизии, написанная гвардии рядовым Шепетовым:



День победы!



Был огонь врага неистов, 'Мы не ведали преград, Отстояли от фашистов Легендарный Сталинград.

Помнит дымная Полтава Наших пушек звучный гром. Боевая наша слава Прогремела над Днепром.

Не страшила злая вьюга, Крепко били мы врагов На крутых высотах Буга, У днестровских берегов.

Храбрых партия вела, И на Висле прогремели Богатырские дела.

Пронесли мы стяг свободы Сквозь огонь любых преград, Трепетал угрюмый Одер От гвардейского «ура!».

Мы исполнили со славой Милой Родины наказ, И в объятьях Златой Праги День Победы встретил нас.

Завершился боевой путь дивизии, родившейся на землях запорожских, у Днепра, стоявшей насмерть у волжских вод, принесшей свободу на берега Влтавы.

Каждый шаг этого славного пути полит горячей кровью воинов. Многим из них не пришлось дожить до конца войны. Но они были с нами и в трудные дни боев, и в радостный час Победы. Они с нами и теперь – на страже мира.


Читайте также:

Послесловие
Командиры получают назначения
За боевым заданием
С марша – в бой
Полки переходят в контратаку
Первая благодарность
Содержание

Рейтинг@Mail.ru