Кляйн-Пескерау



В ночь с 4 на 5 февраля по приказу командира 32-го гвардейского корпуса началась перегруппировка войск. Однако скрыть это от гитлеровцев не удалось. Противник предпринял несколько ночных атак, но понес большие потери и откатился на исходные позиции. Подобранный на поле боя раненый солдат-фольксштурмовец на допросе показал, что в находившийся неподалеку город Кляйн-Пескерау подошли немецкие танки и пехота.

С наблюдательных пунктов дивизии и полков подтвердили, что там действительно слышны рокот моторов и лязг гусениц. Итак, противник готовился к переходу в контрнаступление, а мы еще Кляйн-Пескерауне закончили перегруппировку.

Всю ночь никто из штабных офицеров не сомкнул глаз. Начальник штаба дивизии подполковник Скрабис докладывал обстановку через каждые два часа.

На рассвете, после короткого артиллерийско-минометного огневого налета, противник ударил по флангам 290-го гвардейского полка, занимавшего широкий фронт на стыке с 97-й гвардейской дивизией. Впереди ползли танки с десантом автоматчиков, вслед за ними двигалась пехота на бронетранспортерах.

Бой разгорелся по всему фронту. Противнику удалось потеснить правый фланг 290-го полка. Фашистская пехота на бронетранспортерах прорвалась через передний край и подошла к населенным пунктам Гисдорф и Бюльхау, где располагались штаб и тылы дивизии.

Учебный батальон, резерв командира дивизии, офицеры штаба и политотдела дивизии приняли бой. Вскоре подоспели танкисты полковника Душака из корпуса генерала Полубоярова. И к 12 часам положение было восстановлено по всему фронту.

Противник вновь отступил к местечку Кляйн-Пескерау. Захваченные пленные из танковой дивизии «Великая Германия» показали, что гитлеровское командование нанесло этот удар с целью деблокировать группировку своих войск, окруженных в Бреслау.

Теперь настал наш черед атаковать. Надо было взять Кляйн-Пескерау.

В мощной артподготовке 6 февраля участвовала вся корпусная и дивизионная артиллерия. Вслед за ней войска 32-го гвардейского корпуса перешли в наступление. Но противник, укрепившийся в каменных строениях и использовавший танки как подвижные огневые точки, оборонялся умело. Гитлеровцы закопались глубоко в землю. Даже наша тяжелая артиллерия не могла их выбить из каменных подвалов, надежных укрытий и бомбоубежищ.

Погода в то время стояла отвратительная. Шли дожди со снегом, густой туман висел над передним краем, в 50 метрах ничего не было видно. Войска, даже танки, передвигались с большим трудом. Орудия, что называется, несли на руках. В течение трех суток в этой неимоверно трудной обстановке 290-й гвардейский полк вел напряженный, но безуспешный бой за городок.

Оценив обстановку, я решил перенести боевые действия на ночное время. Командиру 290-го гвардейского полка подполковнику С. А. Корнееву было приказано подготовить штурмовой батальон, усилить его полковой артиллерией, придать саперов со взрывчаткой и противотанковыми минами. Ночью это подразделение при поддержке всей дивизионной артиллерии должно было овладеть населенным пунктом.

Офицер связи штаба дивизии В. А. Арнаутов, который был послан в полк, впоследствии вспоминал:

«Вечером на НП подполковника Корнеева я встретился с майором Бутом, командиром 1-го батальона, которому было поручено вести бой за населенный пункт. С комбатом я направился на передовую. Шел сильный дождь. Передвигаться приходилось большей частью ползком. Трассирующие пули едва не задевали головы. Но до батальона все же добрались без приключений.

На месте установили, что противник простреливает все подступы к городку из пяти точек. Для их уничтожения вперед ушли автоматчики взвода младшего лейтенанта Юрина и полковые разведчики.

Гвардейцы подкрались к вражеским огневым точкам и забросали их гранатами. Это послужило сигналом для атаки. Батальон с громким «ура!» ворвался на окраину. Наша артиллерия открыла мощный огонь. Противник группами, под прикрытием танков и бронетранспортёров, начал отходить на запад. Только засевшие в глубоком подвале фашисты продолжали сопротивляться. Их окружил взвод Юрина. Бойцы подползли к амбразурам и бросили несколько противотанковых гранат. Пулеметы умолкли. Кто-то из автоматчиков крикнул по-немецки: «Сдавайтесь! Тех, кто не подчинится, немедленно уничтожим!».

Из бункера вылезло четыре человекоподобных существа. Небритые, грязные, опухшие от пьянства. Вскоре из укрытий вышли и остальные.

Да, это были не те гитлеровцы, что в 1941 году мнили себя сверхчеловеками. Теперь они совершенно потеряли человеческий облик в предчувствии неминуемой кары».

Кляйн-Пескерау был взят.


Читайте также:

Перед последним штурмом
Апрель 1945-го
Взятие Шнеехайде
Послесловие
Командиры получают назначения
За боевым заданием
Содержание

Рейтинг@Mail.ru