В обороне



Наступила осень. Мы по- прежнему стояли в обороне. И хотя было ясно, что наступление не за горами, дивизия укрепляла оборонительные линии. К концу сентября было отрыто 2 линии траншей, а на отдельных участках – 4. У населенного пункта Рытвяны подготовили тыловой оборонительный рубеж, удаленный на 20 километров от переднего края. Общая длина отрытых траншей и других оборонительных сооружений составила 72 километра. Одновременно было проведено сплошное минирование переднего края, установлено 97 противотанковых минных полей, 11 557 противотанковых и 9663 противопехотные мины. Саперы установили 6785 погонных метров проволочного заграждения.

Наша оборона была активной. Ежедневно после огневых налетов фашистам наносились удары силами рот и батальонов. Гитлеровцы несли значительные потери.

Противник вел инженерно-оборонительные работы еще более интенсивно, предчувствуя, что мощная оборона пригодится в ближайшем будущем. Казалось, обе стороны огородились так, что и птице не пролететь. Между тем, для успешного ведения боевых операций нужно было найти наиболее уязвимые места в обороне противника. Выполнять эту задачу могла только хорошо налаженная разведка.

Ее вели обе стороны. Мы должны были, с одной стороны, обезопасить себя от возможного нападения, с другой – быть готовыми к наступлению.

Без преувеличения можно сказать, что нашим разведчикам не было покоя ни днем, ни ночью. Это были смелые, изобретательные солдаты, способные выполнить любое задание командования.

В это время в штабе нашей дивизии произошли изменения. Командование направило начальника штаба полковника Бойко на учебу в Академию Генерального штаба. На должность начальника штаба дивизии прибыл бывший начальник оперативного отдела штаба 32-го гвардейского стрелкового корпуса подполковник Скрабис Иван Фортунович, который с этого дня и до полного разгрома гитлеровской Германии делил с гвардейцами 95-й все военные тяготы. Вместе с новым начальником штаба мы уделяли много внимания тактической разведке фашистской обороны. Было установлено, что в районе Шидлува протянулись проволочные заграждения в четыре кола, возникли тщательно замаскированные дзоты, минные поля. Черной змеей извивалась проволока на фоне припорошенной снегом земли. Впереди спирали Бруно – мотка колючей проволоки метровой высоты, сплошное противотанковое и противопехотное минное поле со всевозможными «сюрпризами». Разведчики знали, что к спирали подключена сигнализация: когда режут или тянут проволоку, в траншее раздается пронзительный звонок и немецкие пулеметчики немедленно открывают огонь. В ночное время местность освещается ракетами.

Для более точного определения оборонительной системы противника было решено организовать поиск. Возглавить его должен был Виктор Куделич -помощник командира взвода разведки 284-го стрелкового полка.

Поздним вечером у штабного блиндажа выстроились: В. Куделич, В. Живора, Б. Стеблевский, А. Малеваный, В. Лукин, Н. Шарагин, Ю. Гудзь, А. Астапов, В. Коло- денко и В. Хоменко. Всех их я знал лично, не раз вручал смельчакам боевые награды. Строгие, сосредоточенные лица. Решительные взгляды, красные от бессонницы глаза.

- Крепко надеюсь на вас, ребята, – обратился я к разведчикам. – Важность задачи вам ясна. А чем надо помочь, скажите сами.

Немного подумав, Куделич ответил:

- Дайте нам три дня для подготовки и круглосуточного наблюдения. В эти дни просим не трогать фашистов, пусть немного успокоятся.

Трое суток велось непрерывное наблюдение за вражеской обороной южнее Шидлува. И вот однажды вечером повалил мокрый лохматый снег. Разведгруппа выбралась из траншеи и растаяла во мгле. Западный ветер относил все шорохи и звуки в нашу сторону. Впереди двигались саперы. Их ловкие руки уверенно вывинчивали взрыватели. Вслед за саперами по проходам через минное поле проползли разведчики.

Более двух часов подбирались они к проволочным заграждениям. Снег на маскхалатах быстро таял, и разведчики промокли до нитки.

К 2 часам ночи группа захвата – Куделич, Лукин и Стеблевский – проползла по небольшому проходу под проволочными заграждениями, проделанному сапером Антоновым. Гитлеровцы ничего не обнаружили. Загораются и медленно падают ракеты. Изредка наугад постреливают фашистские пулеметчики. То в одном, то в другом месте веером расходятся огненно-желтые нити трассирующих пуль.

Справа в окопе маячат фигуры четырех гитлеровских пулеметчиков. Им не терпится поскорее сдать смену и уйти в блиндаж. Вдруг послышались шаги. По траншее шло пятеро солдат, а сверху по брустверу -офицер в фуражке с высокой тульей.

– Хенде хох! – приказал Куделич.

От неожиданности офицер оторопел, а затем бросился наутек. В траншею и пулеметное гнездо полетели противотанковые гранаты. Стеблевский полоснул автоматной очередью по ногам офицера. Фашист рухнул на землю. Ему связали руки, уложили на волокушу, сделанную из плаща, и потащили к проходу.

Как только разведгруппа юркнула под проволочные заграждения, наша артиллерия открыла мощный отсечный огонь. Отход разведчиков прикрыла сплошная стена разрывов.

На ротном командном пункте пленному офицеру оказали медицинскую помощь и немедленно доставили на КП дивизии. «Язык» оказался довольно сведущим в интересовавших нас вопросах. К тому же, разведчики захватили винтовку-автомат нового образца, впервые появившуюся в немецких частях.

К слову сказать, отважный разведчик Виктор Куделич закончил войну кавалером трех орденов и четырех медалей. Ныне у него вполне мирная профессия – заведует аптекоуправлением в Полтаве.


Читайте также:

Исцелители
Польские друзья
Гимн зовет в наступление
В наступление
На карте – Германия
Подвиг Николая Ригачина
Содержание

Рейтинг@Mail.ru