Плацдарм – ключ к наступлению



В июле 1944 года войска 1-го Украинского фронта широким фронтом вышли к Висле и с ходу форсировали ее. На левом берегу реки южнее Сандомира был захвачен мощный плацдарм, имевший по фронту около 75 километров и до 60 километров в глубину. Это позволило разместить на нем значительные силы с тем, чтобы в дальнейшем нанести с него завершающий удар, направленный к границам фашистской Германии.

Значение плацдарма за Вислой, конечно, понимало и гитлеровское командование. И утром 2 августа 4-я танковая армия из района Сандомира и Тарнобжега и 17-я армия из Мелец и Падува Плацдарм – ключ к наступлениюперешли в наступление в общем направлении на Баранув. К исходу 3 августа расстояние между передовыми частями 4-й и 17-й армий противника равнялась 12 километрам.

Командование фронта приняло решение ввести в бой 5-ю гвардейскую армию, ранее двигавшуюся во втором эшелоне.

О том, какое значение придавало командование фронта введению в бой 5-й гвардейской армии, можно судить по отрывку из книги «От Днепра до Вислы» генерал-полковника Крайнюкова, бывшего в ту пору членом Военного Совета 1-го Украинского фронта: «Вспоминаю, как Конев оберегал резерв. В ходе Львовской операции не раз создавались трудные положения и находилось немало советчиков, которые уговаривали Маршала ввести в бой 5-ю гвардейскую армию. Признаюсь, я заметил ему, что генерал Жадов настойчиво рвется в бой.

– Пусть не горячится, – ответил Маршал. – Настанет время, и он получит боевой приказ. Испытаний хватит и на его долю.

Командующий фронтом не раз говорил, что надобно на время забыть о существовании 5-й гвардейской армии, которая пригодится на заключительном этапе операции. Так оно и произошло. Объективно оценивая обстановку того периода, приходишь к выводу, что если бы 5-ю гвардейскую армию ввели в сражение на первом- этапе операции, еще до подхода к Висле, то поредевшим и уставшим войскам было бы очень трудно расширить и удержать плацдарм при возрастающих контрударах противника»

Враг вел наступление вдоль берега Вислы одновременно с севера на Тарнобжег и с юга из-за реки Висло- ка на Баранув, стремясь отрезать части 13-й гвардейской и 3-й гвардейской танковой армий, находящихся на плацдарме. При таком направлении наступления фланги противника прикрывались рекой, что позволяло ему наносить более сосредоточенный удар. Одновременно начались упорные атаки на другие плацдармы в районе Сандомира.

Гитлеровцы добились на этом направлении некоторых успехов и к 3 августа подошли непосредственно к переправам у города Баранув. Здесь их продвижение было остановлено, однако никто не сомневался, что после перегруппировки наступление возобновится.

3 августа 95-я дивизия сосредоточилась в районе Гвоздьдзець в 40 километрах юго-восточнее Баранува, В 15 часов был получен приказ командира 32-го гвардейского корпуса генерала Родимцева в течение ночи выйти к Барануву и войти в связь с действующими впереди частями Пухова и Рыбалко.

Пройти 40 километров за короткую летнюю ночь нелегко. А здесь надо было еще идти по узкому «коридору». Справа и слева находились танки, пехота и артиллерия противника, пристрелявшая все дороги. Поэтому было решено построить боевые порядки на марше так, чтобы каждая колонна могла вступить в бой в случае внезапного нападения противника.

Заместитель комдива подполковник Спирин поехал вперед вместе с группой офицеров штаба дивизии и 290-го полка, чтобы уточнить обстановку, связаться с действующими впереди частями 13-й и 3-й гвардейской танковой армий, разведать переправы на Висле.

Вскоре он вернулся и доложил, что юго-западнее Баранува идет сильный бой. Заместитель командующего 3-й танковой армией, которого он встретил, просил ускорить выдвижение дивизии.

Надо было торопиться. И вслед за авангардным полком Корнеева двинулись главные силы дивизии.

Марш прошел без происшествий. К 3 часам утра 4 августа я прибыл на КП командующего 3-й танковой армией генерал-полковника П. С. Рыбалко и представился ему. Сразу вспомнилась Академия имени Фрунзе, где мы не раз встречались. Павел Семенович был тогда секретарем партбюро...

Но сейчас - не до воспоминаний. Едва выслушав меня, Рыбалко спросил:

- А где дивизия?

- Как где? – позволил я себе отступление от уставной формы ответа. – Конечно, здесь. Где командир, там и дивизия... Такой у нас порядок.

Лицо генерала посветлело. Он улыбнулся.

- Устали?

- Конечно.

- Утешить не могу. Отдыхать не придется.

И тут же позвонил командующему фронтом.

- Товарищ Маршал, 95-я дивизия во главе с генералом Олейниковым прибыла.

- Я знаю эту дивизию, – услышал я голос И. С. Конева. – Замечательная боевая часть. Ставьте сейчас же ей задачу.

- Признаться, было приятно услышать эту фразу.

Рыбалко быстро ввел меня в курс дела.

- Обстановка у нас сложилась трудная. Противник рвется к переправам, но пока мы отбились. Сильно досаждает фашистская авиация. Рубеж вам указан. Занимайте его и к рассвету будьте готовы атаковать. Я понимаю, что после сорокакилометрового марша это нелегко, но времени у нас очень мало, скоро рассвет.

- Слушаюсь! – ответил я. – Только у меня к вам просьба: дайте указание штабу выделить из ваших частей командиров, которые помогли бы вывести полки на указанный рубеж. Ведь местность нам незнакома.

- Ваша просьба будет выполнена. Желаю боевой удачи!


Читайте также:

Атака
Переходим к обороне
«Докладывает старший лейтенант Деревянин...»
«Королевские тигры»
«Заигрывающие» орудия
«Браконьеры»
В обороне
Содержание

Рейтинг@Mail.ru