Гвардия командира полка



На переправившиеся полки обрушился яростный удар. Гитлеровцы контратаковали. Сосредоточив превосходящие силы, немцы начали теснить стрелковые батальоны. Положение осложнялось тем, что против нас противник бросил крупные авиационные соединения. Вражеские самолеты с утра до вечера висели над боевыми порядками. Пользуясь отсутствием в это время советских истребителей, бомбардировщики Ю-87 сбрасывали свой смертоносный груз почти беспрепятственно. Пехота была прижата к земле. Поддерживавшие дивизию танки из корпуса Полубоярова горели.

Местность была открытая и хорошо просматривалась противником. Гитлеровцы остановили 284-й полк и пытались сбросить его в Днестр.

Меня это крайне обеспокоило. Решил сам пробраться к Проняеву. В тот момент, когда я оказался на его НП, один из стрелковых батальонов оставил занимаемую возвышенность. Это могло иметь роковые последствия.

- Высоту нельзя отдавать ни в коем случае, – сказал я Проняеву вместо приветствия. Он и сам это хорошо понимал.

Обернулся и бросил стоявшему сзади командиру роты автоматчиков:

- Юрчук! Задержать!

Прошло несколько минут, и мы увидели, как автоматчики броском заняли оставленную высоту.

Гвардия командира полка- Грамотно действует моя гвардия, – с гордостью произнес Проняев. И вздохнул сокрушенно:

- Сейчас им достанется.

Я не раз слышал, как роту автоматчиков называли гвардией командира полка. В этом образном названии была немалая доля истины.

Эту роту, как и разведку, комплектовали из опытных воинов (в основном из сержантского состава). Она выполняла самые сложные боевые задания. Когда приходилось проводить разведку боем, первыми форсировать водную преграду, подняться в атаку под ураганным огнем – все это и многое другое делала «гвардия командира полка». Именно на нее возлагалась почетная ответственность за сохранность боевого знамени части. Это доверие автоматчики оправдывали с честью.

Гвардейцы умело действовали и в обороне, и в наступлении. Вот и сейчас, заняв высоту и увидев, что попавшие под сильный автоматный огонь гитлеровцы обходят их с флангов, они не дрогнули. Между тем, положение их становилось критическим. Кончались боеприпасы и доставить их не было возможности. Немцы отсекли огнем автоматчиков от полка. Вся надежда была на то, что скоро стемнеет. Но до ночи еще надо продержаться.

Юрчук приказал собрать на поле боя все немецкое оружие, гранаты, патроны. Огонь вели только с близкого расстояния. Гранаты берегли – когда кончатся патроны и придется драться врукопашную.

И вот, наконец, опустились сумерки. Стрельба прекратилась. Теперь только вспышки ракет освещали черные линии окопов.

Юрчук взял с собой связного и пополз в сторону реки. Он надеялся найти своих. И не ошибся. Вскоре лейтенант докладывал подполковнику Проняеву:

Высота в наших руках. Но боеприпасов нет. Если до утра не подбросят...

Проняев перебил его вопросом:

- Как прошли сюда? Сильно обстреливали?

- Не очень, – ответил Юрчук. – Темно все же. Если двигаться с умом...

- Сейчас поведете батальон за собой, – сказал Проняев. – Передадите свои позиции. А сами вернетесь с ротой на НП еще до рассвета. Передайте всем мою благодарность.

И улыбнулся, добавив на прощание:

- Молодцы! Настоящая гвардия командира полка!

Юрчуку была приятна похвала Проняева. И невольно встали перед глазами те, к кому она относилась: уроженец Кировоградщины Гуров, сибиряк Жиляев, уралец Чванов и все другие, такие разные по характеру, говору, привычкам и единые в своем стремлении сражаться, не жалея жизни, во имя Победы.

Сколько раз они доказывали это? Разве сочтешь? Вот только недавно, когда форсировали Южный Буг, пришлось удерживать отвоеванный плацдарм. У села Чаусово в бой бросили роту автоматчиков. Командовавший ротой старший лейтенант Клоков В. М. приказал контратаковать, и бойцы, поднявшись во весь рост, рванулись навстречу наступающим цепям гитлеровцев.

Юрчук и несколько автоматчиков вдруг увидели брошенную немецкую пушку. Они подбежали к ней и обнаружили около полусотни снарядов. Затвор орудия был поврежден, но кто-то из автоматчиков (чего не умеет опытный воин!) воскликнул:

- Стрелять можно! Надо только защелку прижимать палкой!

Миг – и пушка развернута в сторону наступающего врага. Еще мгновение, и автоматчики открыли беглый огонь. Никто из них не думал, что, используя орудие с поврежденным затвором, они подвергаются большой опасности.

Атакующий порыв «гвардии командира полка» увлек за собой отходившие стрелковые батальоны. Гитлеровцы попятились. Положение в обороне на плацдарме было восстановлено.

А здесь, за Днестром, фашисты не смирились с захватом плацдарма. Хотя наша дивизия успешно отразила попытки противника оттеснить ее к реке, но авиация гитлеровцев мешала продвижению.

Впоследствии генерал Жадов писал в своих воспоминаниях:

«Всем нам было просто тяжело наблюдать, как действуют вражеские стервятники. Звоню И. С. Коневу и с некоторым раздражением докладываю:

- Товарищ Маршал Советского Союза! Что же вы о нас забыли? Прикрытия с воздуха никакого нет. Мы прижаты к земле авиацией противника и головы высунуть не можем. Обстановка с каждым днем осложняется, и без помощи авиации плацдарм можем не удержать. – Я нарочито сгустил к концу доклада краски.

- Ну насчет того, что головы не можете высунуть, я с большой натяжкой еще могу поверить, – ответил Иван Степанович, – а насчет того, что 5-я гвардейская армия не удержит плацдарм, никогда и никому не поверю. А летчиков я вам утром подошлю.

И действительно, на другое утро прилетает ко мне на ПО-2 командир 7-го истребительного авиационного корпуса генерал А. В. Утин, знакомится с обстановкой и уже к вечеру перебазирует в полосу армии, ближе к плацдарму, один истребительный полк. Фашисты прозевали это перебазирование, и на следующее утро Ю-87 вновь появились над нашими порядками без прикрытия истребителей.

– Сейчас, Алексей Семенович, мы им устроим головомойку, – проговорил Утин.

И тут же, как по мановению волшебной палочки, навстречу вражеским самолетам понеслись краснозвездные истребители. Хорошо было налажено управление авиацией в корпусе! В этот день противник недосчитался около 20 своих машин. И нам стало легче!»

И наша дивизия, конечно, ощутила это, хотя бои на плацдарме продолжались с неослабевающей силой. Воз-, вращаясь к названию этой главы, хочу отметить, что в этих боях, как и во всех последующих сражениях, не раз показывали примеры воинского умения и доблести роты автоматчиков всех частей дивизии, «гвардия командира полка».


Читайте также:

Герои Днестра
Снова в пути
Плацдарм – ключ к наступлению
Атака
Переходим к обороне
«Докладывает старший лейтенант Деревянин...»
«Королевские тигры»
Содержание

Рейтинг@Mail.ru