Вопреки приказу фюрера



Еще в конце декабря 1943 года Гитлер запретил какое-либо отступление. Однако, несмотря на приказ держаться до последнего, под мощными ударами советских войск отступали как наспех укомплектованные части гитлеровцев, так и отборные эсэсовские дивизии...

...Весна 1944 года выдалась неустойчивой. Погода менялась буквально через каждые несколько часов. То мокрый снег с пронизывающим ветром, доходившим до 6 -7 баллов, то резкое потепление. Земля раскисла. Особенно тяжело было артиллеристам. Тягачи застревали в непролазной грязи. Иногда по нескольку километров солдаты и помогавшее им гражданское население несли на руках снаряды, боеприпасы, продовольствие. Заместитель комдива по тылу майор Кохацкий и подчиненные ему хозяйственные службы, которыми командовали Збарж и Павличенко, проявили поистине незаурядную изобретательность, организовывая снабжение дивизии.

К середине марта дивизия подошла к вздувшемуся от весеннего паводка Южному Бугу. Фашистское командование придавало большое значение этому естественному рубежу обороны, рассчитывая надолго задержать здесь наступление советских войск.

Нам предстояло преодолеть могучую реку, а переправочных средств в дивизии почти не было. И тут на помощь гвардейцам пришли жители освобожденных сел. Вместе с бойцами они вязали из подручных средств плоты, помогли достать несколько затопленных лодок и сделать их пригодными для форсирования, доказали наиболее удобные для переправы места.

И вот ночь с 23 на 24 марта. Ненастная, промозглая, ветреная. Я решил этим воспользоваться и приказал усиленному 2-му батальону 284-го гвардейского полка начать форсирование Южного Буга внезапно, без артиллерийской подготовки.

Вперед пошли разведчики на трех лодках с проводниками-рыбаками из села Люшневатое. Прошло несколько томительных минут. И вот подан условный сигнал. Значит, противник ничего не обнаружил. Батальон устремился в темноту. Вскоре раздался треск автоматов, загремели разрывы гранат. Завязался ночной бой.

Батальон сумел «зацепиться» за берег и, захватив небольшой плацдарм, с ходу занял более десятка дворов в селе Чаусово. С рассветом гитлеровцы пошли в контратаку. Они прорвались к огневым позициям минометной роты. Завязался рукопашный бой. Дрались прикладами, штыками, ножами... В этом бою противник потерял до 60 солдат и офицеров и вынужден был отойти. Среди отличившихся были командир роты капитан Балагеев (татарин), сержант Джалкиев (казах), сержант Атягшн из Хабаровска, медсестра Евдокия Дубина, сержант Списов из Полтавы и многие другие.

Когда мне доложили, что батальон успешно форсировал реку и ведет бой на правом берегу, я тотчас отдал приказ командирам 290-го и 284-го полков подполковникам Корнееву и Проняеву начинать форсирование.

Переправа велась на широком фронте. Противник открыл заградительный огонь, но помешать нашим войскам не смог к рассвету 24 марта полки уже вели бой по расширению плацдарма. Весь день саперы, находясь но пояс в воде, строили переправы для артиллерии и тягачей. К вечеру вся дивизия была переброшена на правый берег.

Обстановка усложнялась тем, что сосед слева, 13-я гвардейская дивизия, вел тяжелые бои в Первомайске на левом берегу Южного Буга. Левый фланг нашей дивизии оказался открытым.

Что делать? Задержать наступление и прикрыть фланг частью сил? Но тогда потеряем темп, дадим противнику занять заранее подготовленный для обороны рубеж, который придется потом прорывать...

Я решил не останавливать наступающие полки, однако, чтобы не дать гитлеровцам нанести удар во фланг, приказал из учебного батальона и кавалерийского эскадрона создать подвижный отряд, усилив его батареей противотанкового дивизиона и придав саперов с противотанковыми минами. Отряд возглавил капитан Зинатулин, командир учебного батальона дивизии, офицер с большим боевым опытом.

Мое решение одобрил командир корпуса генерал Родимцев. Когда утром 26 марта полки дивизии после артподготовки ринулись в атаку, отряд начал очищать от противника левый берег реки Кодыма, от ее устья до Кривого озера, и ночной атакой освободил районный центр Одесской области – Врадиевку.

3 апреля 95-я дивизия овладела железнодорожной станцией Затишье и перерезала железную дорогу Котовск – Одесса. Были захвачены богатые трофеи: несколько эшелонов с техникой, обмундированием и продовольствием, склады авиабомб.

Используя для обороны сильно пересеченную местность, 76-я и 293-я пехотные дивизии гитлеровцев закрепились на высотках у населенных пунктов, расположенных в 26 -30 километрах восточнее реки Днестр Вскоре 76-я дивизия врага отошла к Днестру, а остальные части были сведены в одну полковую группу под командованием генерал-майора Кемпфе. Она должна была прикрывать переправу своих войск через реку и любой ценой удерживать рубеж на протяжении 3 – 4 дней.

Непрерывно атакуя, 95-я дивизия стремилась сбить гитлеровцев с занимаемого рубежа. Фашисты яростно сопротивлялись, одновременно подготавливая вторую линию окопов вдоль дороги Павловка – Гросуновка.

Командир 32-го гвардейского корпуса отдал приказ обойти группу Кемпфе с правого фланга, чтобы затем, действуя совместно с частями соседней армии, выйти к Днестру и форсировать его в районе Ташлыка и села Буторы.

Весь день 11 апреля наша дивизия совместно с 97-й атаковали, упорно оборонявшегося противника. Отборные части СС защищали переправы отходящих войск. Но к 22 часам вражеское сопротивление было сломлено. Разрозненные группы фашистов начали отход.

На рассвете 12 апреля части 95-й дивизии заняли населенные пункты Ташлык и Буторы и подошли к реке Днестр.


Читайте также:

Через Днестр
Гвардия командира полка
Герои Днестра
Снова в пути
Плацдарм – ключ к наступлению
Атака
Переходим к обороне
Содержание

Рейтинг@Mail.ru