Клещи



Это было первое слово, которое пришло мне в голову, когда начштаба Бойко нанес на свою карту расположение дивизии. Два полка – в полукольце вражеских частей, а точнее – почти в кольце. Выход из него – узкая горловина шириной в каких-нибудь 700 метров, и на нее нацелены танковые клинья противника.

Немецко-фашистское командование, понимая опасность выхода на их тылы, нанесло фланговые удары по нашим частям, подошедшим к железной дороге. Из Знаменки и Александрии были переброшены 11-я танковая и 20-я моторизованная дивизии гитлеровцев. Они потеснили наших соседей справа и слева и вновь захватили разъезд Диковка.

Двум полкам 95-й, оказавшимся за железной дорогой, грозило окружение. Для этого фашистам достаточно «закрыть» горловину. Но они почему-то прекратили атаки и чего-то ждут. Чего? Может быть, отвода наших частей? Ведь горловина узка, и противник накроет отходящие полки плотным огнем.

- А что, если по обе стороны горловины стоят разные части, и они не имеют представления о точном расположении друг друга. А связи между ними нет... Ведь такое возможно? – вдруг предположил начштаба.

- Возможно, – согласился я. – Но тогда... это нужно использовать.

После короткого совещания было решено находящиеся за железной дорогой части не отводить, а, перейдя к круговой обороне, произвести за ночь перегруппировку и затем совместно с правым соседом нанести удар по разъезду Диковка.

- Соедините меня с командиром корпуса, – приказал я связистам.

- О положении дивизии и о своем решении я доложил Родимцеву.

- Н-да. – В голосе генерала послышалось недовольство. – Вот так история. Не позавидуешь. А решение довольно рискованное. Хотя и заманчивое... В общем так: в полки пошлите офицеров Клещиштаба и политотдела. Позаботьтесь об обеспечении боеприпасами. О плане дальнейших действий доложите командарму.

- Действуйте, – разрешил командарм Жадов.

То была памятная ночь. В полки направились офицеры штаба и политотдела. Хозяйственники обеспечивали части горячей пищей и боеприпасами. Тылы очищались от всего лишнего. Эвакуировались больные и раненые. С рассветом, выставив прикрытие слева, со стороны станции Лебедь, мы должны были во взаимодействии с 114-й дивизией и танками нанести удар по разъезду Диковка.

И вот утро 9 декабря 1943 года. Мощный артиллерийский удар, и вслед за ним яростная атака наших полков, находившихся за железной дорогой, поддержанная соседями. 103-й мотополк и 14-я танковая дивизия противника были буквально смяты, разгромлены.

К исходу дня, преследуя отходящие группы гитлеровцев, 95-я дивизия перерезала железную дорогу Знаменка – Николаев. Продвинувшись на 31 километр, гвардейцы освободили 11 населенных пунктов, в том числе Ясиноватку, Шкляровичи, Константиновну, Владимирову и железнодорожную станцию Сахарная.

Противник потерял более 500 солдат и офицеров убитыми и ранеными. Мы захватили 12 орудий, 3 исправных танка типа «тигр», 15 автомашин, 2 бронетранспортера и 50 пленных.

За эту смелую операцию приказом Верховного Главнокомандующего дивизия была представлена к ордену Красного Знамени. Многие солдаты и офицеры были удостоены правительственных наград.


Читайте также:

Разведчики меняют тактику
Впереди – Кировоград
Двадцать лет спустя...
Пополнение
Одиссея лейтенанта Денисова
Вопреки приказу фюрера
Через Днестр
Содержание

Рейтинг@Mail.ru