Роковой выстрел



В то дождливое осеннее утро 20 сентября 1943 года полковые разведчики заметили в лесопосадке замаскированный «фердинанд».

Этот «фердинанд» может обстрелять нас, когда будем возвращаться, – заметил начальник оперативного отдела штаба армии, который приехал вместе с замком- дива Ляховым в расположение полка. – Впрочем, на дороге только одно такое опасное место. Думаю, что наш «виллис» проскочит...

Но «виллис» не проскочил. Снаряд вражеской самоходки разнес машину.

Об этом я услышал вечером 20 сентября на КП командира 33-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лёйтенанта М. И. Козлова. Будучи в то время заместителем начштаба 5-й гвардейской армии, я приехал туда вместе с командармом Жадовым.

Выслушав сообщение Козлова, Жадов помолчал минуту и сказал:

- Жаль, очень жаль Ляхова. Замечательный был командир...

Но во фронтовой обстановке нет времени для тягостных раздумий, и, обернувшись ко мне, командарм приказал:

- Немедленно выезжайте в дивизию. Задача вам известна.

Через несколько минут я уехал.

21 сентября к исходу дня дивизия подошла к Ворскле. Мы приближались к Полтаве с особым волнением. Оно объяснялось не только тем, что в 1941-м дивизия обороняла этот город.

Начальник политотдела дивизии полковник А. А. Москаленко, проводя в полках короткие совещания партийного и комсомольского актива, говорил:

- Мы обязаны довести до сознания каждого воина, что находимся в исторических местах. Здесь наши предки 234 года тому назад отстаивали честь и свободу родной страны. Именно здесь в 1709 году русская армия во главе с Петром Первым разгромила шведских интервентов. Будем же достойными потомками своих славных предков! В 1941-м мы поклялись вернуться в Полтаву с победой и клятву свою должны сдержать!

Обрывистый западный берег Ворсклы немцы сильно укрепили: мосты взорваны, подступы к траншеям усеяны минными полями. Противник простреливал каждый метр земли, каждый холм, каждый куст.

22 сентября 1943 года на наблюдательный пункт командира 95-й гвардейской стрелковой дивизии генерал- майора Н. С. Никитченко (он вернулся после краткой болезни и приступил к исполнению своих обязанностей) прибыли командующий фронтом генерал армии И. С. Конев и командарм генерал-лейтенант А. С. Жадов. Сделав несколько замечаний, Конев поставил перед дивизией задачу: во взаимодействии с 9-й воздушно-десантной дивизией форсировать Ворсклу.

Началась подготовка к форсированию реки. Много проблем предстояло решить связистам, саперам. Очень помогли жители освобожденных сел: они указали броды и перекаты по реке, места, где проходила оборона противника.

Чувствуя, что им не удержать Полтаву, фашисты начали разрушать город. Взрывы Роковой выстрелследовали один за другим, запылали пожарища. Над Полтавой днем и ночью клубился дым. Гитлеровцы угоняли к Днепру всех трудоспособных жителей, сопротивлявшихся – уничтожали. Фашисты внимательно следили за восточным берегом, готовые в любую минуту открыть огонь по первому, кто приблизится к реке.

По сигналу гвардейцы ринулись к Ворскле. Под огнем противника передовые подразделения достигли западного берега. Оттуда донеслось громкое «ура!», крики «вперед!», разрывы гранат и автоматные очереди. Фашисты перешли в контратаку, но не смогли столкнуть смельчаков в реку.

Одновременно с войсками 33-го гвардейского корпуса с северо-запада по фашистам ударил 32-й гвардейский корпус генерала А. И. Родимцева. Чтобы сдержать его наступление, гитлеровское командование бросило в бой свои резервы. Это значительно облегчило положение 33-го гвардейского корпуса генерала М. И. Козлова.

Вслед за полками первого эшелона начали форсирование батальоны 287-го гвардейского стрелкового полка.

Батальон капитана Ф. С. Витушкина переправился через реку без средств связи – во время форсирования лодка опрокинулась, и все имущество пошло ко дну. Комбат сразу же выслал связных к командиру полка, а сам повел батальон через березняк. Бойцы незаметно подошли к высотке и оказались у самых траншей противника. Но связи нет, а значит и нет поддержки артиллерии. Витушкин собрал командиров рот:

– Вся надежда на внезапность. Возьмем на «ура», столкнем с высоты фашистов – значит обеспечим выполнение задачи полка.

В три часа ночи гвардейцы с трех сторон начали штурм высоты. Забросав траншеи гранатами, они кинулись в рукопашную схватку. Оставляя раненых и убитых, гитлеровцы в панике побежали к городу.

В ночном бою особенно отличились парторг В. В. Митягин, коммунисты Куртаков и Прозоров, командиры орудий сержанты Зубакин и Коробкин. Они подбили два бронетранспортера и уничтожили пулеметное гнездо.

К середине ночи вся дивизия переправилась на западный берег.

Когда забрезжил туманный, пасмурный рассвет, гвардейцы 290-го полка уже громили гитлеровцев на северо-западной окраине Полтавы. С запада в город ворвались гвардейцы 284-го полка, а 287-й завязал уличные бои в его северной части.

Мощным ударом войск 5-й и 53-й армий полтавская группировка противника была разгромлена. Гитлеровцы отходили к Днепру, пытаясь укрыться за так называемым «Восточным валом».

Еще не затих бой на окраине Полтавы, а саперные части 5-й гвардейской армии совместно с населением уже тушили пожары, разминировали здания.

Как сердечно, как тепло приветствовали гвардейцев полтавчане! Радуясь освобождению, они обещали как можно быстрее восстановить город, ударным трудом помочь Красной Армии поскорее разгромить врага.

...Не так давно я побывал в Полтаве и с радостным волнением прошел ее улицами. Зеленые, чистые, широкие проспекты, современные архитектурные ансамбли, новые, оборудованные по последнему слову техники предприятия. Вот она теперь какая, старая и вечно юная Полтава!

...Вечером 23 сентября 1943 года мы узнали, что приказом Верховного Главнокомандующего за отличные боевые действия 95-й гвардейской стрелковой дивизии, а также некоторым другим соединениям и частям присвоено наименование Полтавских. Войскам 5-й и 53-й гвардейских армий Степного фронта, освободившим Полтаву, салютовала в этот вечер столица нашей Родины – Москва.


Читайте также:

«Ой, Днипро, Днипро...»
Принимаю дивизию
Вручение знамени
Штурмуем зыбкое
Голоса «катюш»
Содержание

Рейтинг@Mail.ru