Впереди -Украина!



После того, как провал наступления немецко-фашистских войск стал очевидным, советское командование решило приступить к осуществлению своей наступательной операции, которая должна была привести к разгрому всей Белгородско-Харьковской группировки врага и к выходу войск на рубеж Днепра.

На северных подступах к Харькову фашисты построили семь оборонительных рубежей, на восточных – три. Каждый рубеж состоял из нескольких линий сплошных траншей, связанных между собой широко развитой системой отсечных позиций и ходов сообщения. Всю местность фашисты заминировали, а населенные пункты приспособили к круговой обороне.

Гитлеровцы называли Харьков «замком, запирающим украинские просторы», «центральной опорной точкой юго-восточного фронта», а Белгород – «северным неприступным бастионом Украины».

Чтобы разрезать оборону противника, советское командование силами Воронежского, Степного и Юго-Западного фронтов намеревалось нанести ряд мощных рассекающих ударов. 5-й гвардейской армии предписывалось прорвать оборону противника и обеспечить ввод в прорыв 1-й и 5-й гвардейских танковых армий.

28 июля 1943 года 95-я гвардейская стрелковая дивизия получила боевой приказ: действовать на главном направлении 33-го гвардейского корпуса, прорвать оборону противника в полосе шириной 2,5 километра.

Впереди -Украина!Все понимали, что враг будет сопротивляться яростно. Поэтому удары наших войск должны наноситься в наиболее уязвимые места, которые надо было найти.

Генерал-майор Никитченко позвонил начальнику штаба:

– Придется послать разведчиков. Нам нужны более подробные сведения об обороне противника.

И вот ушли в темноту старший сержант Казанцев, рядовые Королев, Троценко... Повел группу командир взвода 99-й отдельной роты разведчиков старший лейтенант А. А. Деревянин.

К утру группа вернулась с «языком».

- Вот молодцы! – не скрывал радости полковник Бойко. – Как же вам это удалось?

В кустах у дороги мы сидели, – объяснил В. С. Казанцев, – а тут вдруг этот фриц ломится к нам через кусты. Должно быть, на гитлеровцев после Прохоровки медвежья болезнь напала... Ну и двинулся он с нами молча.

Вели разведку и артиллеристы дивизии. Были точно установлены очертания переднего края вражеской обороны, обнаружены многие огневые средства и наблюдательные пункты. Собранные сведения помогли нашей артиллерии в нужный момент нанести огневой удар и уничтожить более половины разведанных целей.

Перед началом наступления дивизию усилили 549-м самоходным артиллерийским полком и 57-м полком тяжелых танков. Кроме этого, ее поддерживали отдельная тяжелая гаубичная бригада и дивизион реактивных минометов.

В ночь на 2 августа 1943 года 95-я, сменив 9-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию, заняла исходное положение. Ранним утром 3 августа началась артиллерийская и авиационная подготовка. Багровое зарево встало над вражеской обороной. Раскаленный воздух дрожал от залпов. Грохот рвущихся снарядов, мин и авиабомб напоминал извержение вулкана. Над вражескими окопами висела серая пелена дыма и пыли. Гитлеровцы пытались укрыться в убежищах и блиндажах. Но и там их находили снаряды и мины. Наша штурмовая авиация засыпала траншеи противника бомбами, обстреливала из пулеметов. Удар был настолько мощным, что фашисты долго не могли опомниться.

Вслед за плотным огневым валом двинулись танки, сопровождаемые гвардейцами 95-й. При поддержке боевых машин наша пехота овладела первой, а за ней – второй и третьей траншеями. В середине дня в прорыв вошли части 5-й гвардейской танковой армии. Стремительные «тридцатьчетверки», обгоняя пехоту, углубились во вражеские тылы.

95-я дивизия прорвала вторую полосу вражеской обороны. 5 августа 1943 года полки дивизии перерезали железную дорогу Томаровка – Белгород, а на исходе того же дня оседлали шоссе Орловка – Белгород, отрезав противнику пути отхода на юго-запад.


Читайте также:

В первом украинском селе
Заботы ординарца Суздальцева
В «зоне пустыни»
Роковой выстрел
«Ой, Днипро, Днипро...»
Содержание

Рейтинг@Mail.ru