Дым над балкой



Первого января 1943 года Паулюс получил от Гитлера радиограмму: «Армия может непоколебимо положиться на меня»

Это было очередной ложью. Уже ничто не могло спасти 6-ю армию от разгрома. Занятая гитлеровскими войсками территория сократилась настолько, что вся простреливалась нашей артиллерией. На ее массированный огонь фашисты уже не отвечали, как раньше.

Причина была понятной. В захваченном разведчиками 226-й дивизии секретном приказе Паулюса говорилось: «За каждый бесцельно выпущенный снаряд виновные будут строго наказываться...» Это свидетельствовало о том, что у врага не хватает боеприпасов.

Немецко-фашистское командование возлагало большие надежды на так называемый «воздушный мост», по которому предполагалось снабжать окруженную группировку продовольствием и боеприпасами.

Дым над балкойНо наша зенитная артиллерия, истребительная авиация сорвали эти замыслы врага. Лишь отдельным самолетам удавалось прорваться, остальных либо сбивали, либо вынуждали сбрасывать груз, где попало, и убираться восвояси.

8 января советское командование предложило командованию окруженной армии сдаться. В ультиматуме, подписанном представителем Ставки Верховного Главнокомандования генерал-полковником артиллерии Вороновым и командующим войсками Донского фронта генерал-лейтенантом Рокоссовским, говорилось: «В условиях сложившейся для вас безвыходной обстановки, во избежание напрасного кровопролития предлагаем вам принять следующие условия капитуляции: 1) всем германским окруженным войскам во главе с Вами и Вашим штабом прекратить сопротивление; 2) Вам организованно передать в наше распоряжение весь личный состав, вооружение, всю боевую технику и военное имущество в исправном состоянии.

Мы гарантируем всем прекратившим сопротивление офицерам и солдатам жизнь и безопасность, а после окончания войны возвращение в Германию или в любую другую страну, куда изъявят желание военнопленные. Всему личному составу сдавшихся войск сохраняем военную форму, знаки различия и ордена, личные вещи, ценности, а высшему офицерскому составу – и холодное оружие. Всем сдавшимся офицерам, унтер-офицерам и солдатам немедленно будет установлено нормальное питание. Всем раненым, больным и обмороженным будет оказана медицинская помощь»

Через два дня после того, как ультиматум был отклонен, войска Донского фронта перешли в наступление. Противник ожесточенно сопротивлялся.

Перед 226-й дивизией стояла задача взять балку Сату, где засели гитлеровцы.

– Попробуем их оттуда выкурить, – предложил на совещании командирам полков Никитченко.

Никто не выразил удивления. Словечко «выкурить» часто употреблялось сталинградцами, которым приходилось выбивать фашистов из подвалов разрушенных домов или блиндажей.

Я имею в виду выкурить в буквальном смысле слова, – объяснил комдив. – Смотрите, ветер все время в их сторону, поставим дымовую завесу, она затянет балку, и после артподготовки – в атаку.

18 января по сигналу открыли огонь артиллерийские и минометные батареи. После артподготовки зажгли дымовые шашки. Густая сизая пелена затянула балку. С наблюдательного пункта было хорошо видно, как выскакивают из балки и бегут в сторону так называемого «треугольника высот» гитлеровцы, не выдержавшие атаки идущих за дымовой завесой бойцов. В степи их накрывали огнем наши орудия и минометы.

Около 300 фашистов нашли свою смерть в этом сражении. Вскоре 226-я, взаимодействуя с 343-й и 116-й дивизиями, взяла и треугольник высот 126,2; 124,9; 129,1.

Предстоял последний штурм. Войска 66-й армии готовились нанести удар в направлении села Орловки, северной части Сталинграда, тракторного завода.


Читайте также:

«Честь» генерала фон Штреккера
Герои Сталинграда
Тень «цитадели»
Гвардейцы на «огненной дуге»
Встаньте, живые!
Наше лето
Содержание

Рейтинг@Mail.ru