Замеченный отход



Вот уже полтора месяца шли кровопролитные бои, в которых дивизия понесла значительные потери. Из строя выбыли почти все командиры батальонов, рот, батарей, взводов, много сержантов и рядовых. Погиб батальонный комиссар Александр Леонтьевич Езовских, настоящий коммунист, бесстрашный воин. Но не напрасными были принесенные жертвы.

Маршал Советского Союза, бывший командующий Сталинградским фронтом А. И. Еременко писал впоследствии об особенностях Сталинградской битвы:

«Первой из них является активная оборона, в основе которой было широкое применение нашими войсками контрударов и контратак. Контрудары наносили такой силы и в таких направлениях, которые оттягивали часть войск от Сталинграда. Именно в результате этого противник был остановлен и понес большие потери»

Дивизия, как и вся 66-я армия, успешно выполняла свою задачу – сковывала противостоящего противника, не давала ему маневрировать резервами.

После длительных и безуспешных попыток захватить Сталинград немецко-фашистское командование вынуждено было в середине ноября 1942 года отказаться от наступления и отдать приказ своим войскам о переходе к обороне.

19 ноября 1942 года по разработанному Верховным Главнокомандованием Вооруженных Сил Советского Союза плану войска трех фронтов нанесли сокрушительный удар по врагу. Танковые и стрелковые соединения Юго-Западного и Донского фронтов с боями подошли к

Калачу, где соединились с войсками Сталинградского фронта. 23 ноября кольцо вокруг вражеской группировки замкнулось.

В связи с успешным началом контрнаступления советских войск Военный Совет Донского фронта обратился ко всем воинам с призывом усилить удары по врагу и выполнить приказ Родины.

«Теперь, – говорилось в приказе, – на нашу долю выпала честь развивать мощное наступление на врага.

Идя в бой, каждый из нас знает, что мы идем освобождать свою священную землю, свои города и села, свой народ от фашистских оккупантов, захвативших часть нашей страны и угнетающих свободолюбивых советских людей.

Замеченный отходЗа время борьбы мы с вами закалились, получили большой военный опыт. К нам на усиление фронта прибыли новые части. Мы имеем все условия для того, чтобы наголову разбить врага, и мы это сделаем обязательно.

Какой радостной будет для нашего народа весть о нашем наступлении, о нашем продвижении вперед, об освобождении нашей родной земли!

Мы сумеем сокрушить вражеские полчища.

Вперед на врага!»

Этот приказ был прочитан всем бойцам и командирам. В частях и подразделениях 226-й стрелковой дивизии проходили митинги, партийно-комсомольские собрания. Все ждали наступления.

Полки 226-й были расположены в одну линию. Молочнотоварная ферма, превращенная гитлеровцами в сильный опорный пункт, как бы врезалась в расположение дивизии своеобразной дугой. Если бы удалось ее срезать, фронт дивизии сократился бы и 989-й полк, стоящий непосредственно перед фермой, можно было бы вывести во второй эшелон, дать бойцам отдохнуть, а потом производить замену других полков.

Чтобы взять ферму, было решено создать два отряда. От 985-го и 987-го полков выделялось по усиленному стрелковому батальону.

В ночь на 24 ноября' когда отряды занимали исходное положение для атаки, противник неожиданно произвел сильный огневой налет.

Что бы это значило? -с тревогой думал Никитченко. – Неужели пронюхали о нашем наступлении и решили помешать ему?

Зазвонил телефон.

- Что такое? – взволнованно спросил комдив. – Слышен шум моторов и лязг гусениц? Докладывают с переднего края, – сообщил он начальнику штаба, – Опять сильный налет. Неужели сейчас, ночью, будут атаковать?

Но время шло, а атаки не было.

Наконец, после нескольких часов напряженного ожидания поступило донесение от начальника полковой разведки старшего лейтенанта П. В. Митрофанова: противник производит смену частей.

Об этом немедленно доложили командарму. Он приказал начать атаку усиленными батальонами, а затем перейти в наступление всеми силами дивизии.

Как позже выяснилось, немецко-фашистское командование снимало с фронта 16-ю танковую и 60-ю моторизованную дивизии и перебрасывало их на участок 21-й армии, а взамен выдвигало пехотные дивизии.

На рассвете два батальона 226-й дивизии с криком «ура!» бросились к вражеским укреплениям, чтобы с ходу овладеть фермой и прилегающими к ней высотами. В этом бою отличился политрук 4-й роты 987-го стрелкового полка лейтенант Редкозуб. Увлекая за собой бойцов, он первый ворвался в окопы противника, был ранен, но не покинул поля боя.

Противник ввел в бой танки. Но на их пути встал взвод автоматчиков лейтенанта Алаярова. Связками гранат было подорвано два танка, автоматным огнем уничтожено до двух десятков гитлеровцев. Враг отступил. Ферма была взята.

Преодолевая упорное сопротивление немецко-фашистских войск, инженерные сооружения, сплошные минные поля, все части 66-й армии двигались вперед. К исходу 24 ноября противник, опираясь на заранее подготовленную оборону, сумел приостановить дальнейшее продвижение наших частей.

226-я стрелковая дивизия за день прошла до 10 километров, но была задержана сильным огнем противника с высот 137,8 и 139,7. Перед ней и 343-й стрелковой дивизией была поставлена задача овладеть ими.


Читайте также:

Когда бегут «рыцари железного креста»
Отстоять высоту!
Новогодние залпы
Дым над балкой
«Честь» генерала фон Штреккера
Содержание

Рейтинг@Mail.ru