Полки уходят на восток



Наступление наших войск на Харьков не удалось. Причины этой неудачи достаточно подробно проанализированы военными специалистами

Используя сложившуюся ситуацию, противник перешел в конце мая 1942 года в общее наступление. 11 июня по приказу командующего 38-й армией генерала Москаленко 226-я стрелковая дивизия отошла за Северский Донец, а затем под давлением превосходящих сил врага – за реку Гнилушку. Здесь она заняла оборону на широком фронте – все три полка на переднем крае. Бой не затихал ни днем, ни ночью. Неожиданный отход 138-й стрелковой дивизии оголил левый фланг 226-й и еще более усложнил обстановку: враг одновременно повел наступление с фронта и фланга. Завязалась жестокая схватка, переходившая в рукопашный бой.

...Те, кому каждый день приходится заглядывать смерти в глаза, не склонны к излишней сентиментальности. И все же они не скрывают грусти, не стыдятся слез, прощаясь с боевыми друзьями.

Так было, когда провожали в госпиталь раненного в боях комиссара Горбенко, так было, когда расставались солдаты и офицеры 226-й с Александром Васильевичем Горбатовым.

Полки уходят на востокДивизия, впервые за восемь месяцев боев, была выведена в резерв и передана в состав 28-й армии. В лесу, за рекой Оскол, выстроились полки и получивший новое назначение генерал-майор Горбатов прощался с бойцами. Вспомнились трудные дни обороны, занятия на фронте, дерзкие рейды в тыл врага, которые возглавлял сам комдив, вспомнилось, как делили вместе радость побед и горечь неудач. Тепло и взволнованно провожали Горбатова, и голос его, когда он обратился к солдатам и офицерам, тоже дрожал от волнения.

– Я горжусь, что воевал вместе с вами, – говорил Александр Васильевич. – Сдаю новому комдиву, полковнику М. А. Усенко, дивизию, которая уже имеет славные традиции, и уверен, что она их приумножит. До свидания, мои дорогие боевые товарищи...

Это было 22 июня 1942 года, ровно через год после начала войны. А 23 июня 1942 года последовал приказ командования Юго-Западного фронта 226-й стрелковой дивизии совершить ускоренный марш и к исходу 27 июня сосредоточиться в районе Коротояка (в десяти километрах северо-восточнее Корочи). Соединение включилось в состав 21-й армии.

В период с 30 июня по 6 июля 1942 года части дивизии вели упорные сдерживающие бои на рубежах: Короча, Лозное, Михайловка, Русская Холань, Чернянка, река Оскол, река Дон – район Коротояка.

6 июля 1942 года дивизия была выведена из боя и по железной дороге переброшена на станцию Раковка. С 7 июля по 6 августа передавала свой личный состав и материальную часть 76-й и 124-й стрелковым дивизиям. Полковник Усенко получил назначение командиром 343-й стрелковой дивизии. Штаб, политотдел 226-й дивизии и командный состав во главе с начштаба Бойко направились на юг Урала.

НА УРАЛЕ

Немало в ту пору было случаев, когда население вот таких сравнительно небольших городов вдруг во много раз увеличивалось. Прибывали с запада страны эвакуированные предприятия, приезжали рабочие со своими семьями, приходили воинские эшелоны.

Почти каждый день видели жители городка шагающих по улицам солдат. Вероятно, многим было известно, что здесь создаются и отправляются на фронт новые формирования, но немногие знали, какая это кропотливая, сложная работа.

Штаб 226-й, политотдел дивизии, командиры частей не знали отдыха. Нужно было принять пополнение, укомплектовать роты, батальоны, обучить личный состав. Валились с ног интенданты – в дивизию каждый день прибывало новое вооружение и снаряжение.

Как все это не было похоже на формирование в 41-м году! Теперь на вооружение стрелковой дивизии поступали противотанковые пушки, винтовки, автоматы.

Экономика страны напряженно работала для фронта. Огромная работа, проведенная партийными и советскими органами, позволила уже с начала 1942 года разместить и пустить в эксплуатацию многие из эвакуированных заводов на Урале, в Западной Сибири, республиках Средней Азии, Казахстане и Поволжье

Страна вручает нам новейшее оружие, – говорил бойцам недавно назначенный комиссар дивизии Александр Леонтьевич Езовских, – чтобы мы его использовали как можно лучше. Учитесь воевать, товарищи, воинское умение сейчас необходимо, как никогда. Вы знаете, какие сражения развернулись в донских степях. Враг рвется к Волге.

- А мы? Когда мы пойдем в бой? – напрямик спросил сержант Крайнов.

- Этого пока и я не знаю, – улыбнулся комиссар. – Придет время – скажут. А пока – за учебу. Как говорил великий русский полководец Суворов, тяжело в учении – легко в бою.

Именно этого правила и придерживались штабы, организуя учебу в частях и подразделениях.

26 сентября в дивизию прибыл ее новый командир полковник Н. С. Никитченко. А через два дня 226-я грузилась в эшелоны. Стало известно, что путь ее лежит в район Сталинграда.

Дивизия была включена в состав 10-й резервной армии и по прибытии расположилась в районе Красного Яра. Снова началась учеба, но была она недолгой. Согласно боевому приказу Донского фронта 226-я совершила 260-километровый марш в район Челюскино – Желтухино для пополнения 66-й армии.


Читайте также:

В окопы Сталинграда
Начштаба идет за «языком»
Замеченный отход
Когда бегут «рыцари железного креста»
Отстоять высоту!
Содержание

Рейтинг@Mail.ru