С марша – в бой



Нет, не напрасно предупреждал командарм о необходимости быть осторожным на марше. Он, конечно, понимал, что короткой летней ночи не хватит, чтобы скрытно совершить переход.

А днем растянувшиеся на десятки километров походные колонны могут подвергнуться нападению немецко-фашистской авиации.

В те дни она господствовала в воздухе. И как только фашистские летчики заметили продвижение 226-й, они яростно обрушились на идущие по дорогам части.

Уже много лет спустя бывший разведчик дивизии, ныне Герой Советского Союза подполковник в отставке И. П. Зима рассказал мне:

Фашистская авиация так обнаглела, что в буквальном смысле слова висела над нашими головами, бомбила и расстреливала из пулеметов. Особенно запомнился мне день под Павлоградом. Немилосердно жгло солнце, дорожная пыль проникала во все поры, дышать было нечем. Наша колонна вышла из Павлограда и вытянулась вдоль узкой дороги. Глубокие кюветы по обеим сторонам не позволяли машинам сойти на обочины. Как говорится, лучшей ловушки не придумаешь. И вот налетели «юнкерсы». Мы бросились врассыпную по чистому и ровному, как стол, лугу, преследуемые и расстреливаемые из пулеметов. Залегли, думая лишь об одном: пронесет или нет? Больше всего мы боялись во время бомбежек погибнуть, не приняв участия в первом бою, ни разу не выстрелив по врагу.

Раньше других служб дивизии заработала санитарная: части понесли потери, еще не С марша – в бойдостигнув боевого рубежа.

В ночь с 30 на 31 августа 985-й стрелковый полк занял исходное положение в трех-четырех километрах западнее и юго-западнее села Подгородного. Не успев отдохнуть, солдаты рыли окопы, тщательно маскировали их. Организовывалась система взаимодействия, устанавливались средства управления подразделениями.

- Связь есть! – доложил лейтенант Подсиорин командиру полка капитану Чайке. – И не только проводная. В ваше распоряжение переданы радисты с радиостанцией.

- Вот что, – недовольно сказал Чайка, – эту вашу рацию запеленгуют и наш НП накроют арт огнем или бомбами.

- Ее не так просто запеленговать. А проводная может порваться.

- Надо, чтобы не рвалась. Я рисковать не могу. У бойцов должен быть командир в бою. Так что пусть ваши радисты отойдут от НП на двести метров.

То было начало войны. Потом эта «радиобоязнь» прошла и все виды связи использовались успешно. А пока предстоял первый бой.


Читайте также:

Полки переходят в контратаку
Первая благодарность
Эшелоны идут к Полтаве
В горящем городе
Иван Кобзарь – комиссар полка
В боевом резерве
Содержание

Рейтинг@Mail.ru