«Коновод всех шалостей»



«Мог ли я тогда подумать, что непочетное удаление из училища было для меня счастьем? Инженером я, во всяком случае, был бы никуда не годным», - отмечал Иван Михайлович.

Пребывание в стенах Главного инженерного училища принесло И. М. Сеченову огромную пользу. Здесь он основательно изучил основы химии и математики, которые пригодились ему в последующие годы его жизни.

«Математике обучали недурно, - вспоминал Иван Михайлович. - В низшем классе - арифметика; в следующем - алгебра, геометрия и тригонометрия; во втором классе - аналитическая геометрия и начертательная; в старшем классе - дифференциальное исчисление, в нижнем офицерском классе - интегральное исчисление и аналитическая механика». Интегральное исчисление вел известный математик М. В. Остроградский, который, шутя, оценивал математические способности своих слушателей очень низко. Наивысший балл - 12 - он ставил первому математику - богу, потом - великому Эйлеру; себе он ставил 9 баллов; преподавателю дифференциального исчисления Паукеру - 6 баллов, а всем слушателям - нуль. Тем не менее его занятия пользовались любовью слушателей. «Математика мне давалась, и попади я из Инженерного училища прямо в университет на физико-математический факультет, из меня мог бы выйти порядочный физик, но судьба, как увидим, решила иначе». Помимо математики И. М. Сеченов увлекается занятиями по физике и химии. На публичном экзамене, происходившем в присутствии высокого начальства, преподаватель физики избрал из всех слушателей для показательного выступления именно И. М. Сеченова. На пятом году учебы И. М. Сеченов увлекся занятиями по химии. Однако им не суждено было продолжиться в стенах училища. Генерал Ламновский не простил Сеченову неуважительного отношения к себе и своему сыну. На экзамене по фортификации он поставил Ивану Михайловичу самый низкий балл. Сеченов был сразу переведен из передовых в отстающие, отстранен от дальнейшей учебы И направлен в армию для прохождения действительной службы.

В воспоминаниях об этом периоде своей жизни Сеченов признавался в импульсивности и несдержанности своих реакций на различные события. «В юности у меня была замашка выскакивать вперед в задуманных товарищами предприятиях, и она, вероятно, была замечена начальством уже на второй год моего пребывания в училище, потому что в этом году раз на уроке геометрии учитель ее полковник Герман добрый, в сущности, старик, относившийся к нам, как к малым ребятам, вызвал меня отвечать к доске словами: «А пожалуйте- ка к доске, господин Сеченов, коновод всех шалостей».


Читайте также:

Рейтинг@Mail.ru