Жестокие обычаи



В училище Сеченов остро почувствовал социальное неравенство воспитанников. Он осознанно относит себя к категории «неимущих», но воспринимает это как естественное выражение существующего неравенства, освященного религией и государственным устройством России. Пройдет еще десяток лет, промелькнут годы учебы в Москве, Берлине и Гейдельберге - и лишь тогда Сеченов задумается о справедливости такого порядка.
Жестокие обычаи
Одним из возмутивших Сеченова обычаев, существовавших в училище, были физические расправы старших воспитанников над младшими, которые шли вразрез со всем предыдущим гуманным воспитанием Ивана Михайловича в домашних условиях. «...В училище бывали охотники мучить новичков и существовал даже дикий обычай наказывать их за провинности (большей частью, конечно, пустые или даже мнимые) плеткой, против которого не протестовало почему-то и начальство, хотя не могло не знать об этой скверности. В мое время артистами по части плеточной расправы были Стратанович и Маркелов, - выписываю нарочно их фамилии. Благодарю бога, он избавил меня от рук этих дикарей, и, вопреки своей фамилии, сечен я в жизни не был».

В первый же год обучения к одному из учеников, отличавшемуся «непобедимой леностью» и оставленному на второй год, было применено наказание розгами вопреки официальному положению. Этот противозаконный поступок начальства произвел неожиданное действие на учащихся. После бурного обсуждения они решили организованно выразить протест главному начальнику Инженерного училища, генералу Шарнгорсту - ответить молчанием на его обычное приветствие при первой же встрече, «что и было пунктуально исполнено», отмечает Иван Михайлович, Молчание строя в ответ на приветствие начальника - это чрезвычайное происшествие, «организованный бунт», зачинщики которого понесли суровое наказание.

«...Всех нас осудили на сиденье по воскресеньям и праздникам в училище в течение года», - вспоминал И. М. Сеченов. Фельдфебель, командовавший построением, был лишен звания. Но и начальник училища в результате этой истории, получившей широкую огласку, вынужден был удалиться от дел, и на его место назначили нового - генерала Ламновского, который сыграл в судьбе Сеченова особую роль.

Привольное детство в Теплом Стане резко отличалось от обстановки в Инженерном училище. Кроме того, высокоразвитое чувство справедливости в сочетании с природной живостью и стремлением быть впереди ровесников причиняло Ивану Михайловичу в стенах училища немало неприятных минут. Один из дисциплинарных проступков заключался в том, что И. М. Сеченов направил в адрес начальника училища анонимное письмо с протестом против поощрения фискальства. Через несколько месяцев во время исповеди Иван Михайлович открылся священнику, вслед за чем последовали ответные дисциплинарные меры. Вторым нашумевшим проступком было публично высказанное им требование, чтобы взыскание, которому подвергался класс, распространялось и на сына начальника училища, обучавшегося в этом же классе. Естественно, что такое поведение не могло импонировать начальнику училища. В итоге за год до полного окончания курса Сеченов вынужден был оставить училище и отправиться в армию.


Читайте также:

Рейтинг@Mail.ru