«Имущественное» различие дворян



После смерти отца мать, обремененная заботами о двух средних братьях - Рафаиле и Андрее, которые учились в Казанской гимназии, оставила сына Ивана до 14 лет при себе в деревне. Благодаря усилиям одного из братьев - Александра, который взял на себя заботы о воспитании подрастающего поколения, в домашнюю библиотеку Теплого Стана поступала новейшая художественная литература. Это позволило Ивану Михайловичу еще в ранней юности детально перечитать сочинения Марлинского, Лажечникова, Загоскина, Жуковского и Пушкина. Интерес к литературе, привитый в детстве, оказался весьма прочным и на многие годы определил круг людей, с которыми общался Иван Михайлович в годы учебы и работы.
Сериалы онлайн на тушкане
«Мальчик я был некрасивый, черный, вихрастый и сильно изуродованный оспой; но был, должно быть, не глуп, очень весел и обладал искусством подражать походкам и голосам, чем часто потешал домашних и знакомых», - вспоминал Иван Михайлович. «Сверстников по летам мальчиков не было ни в семьях знакомых, ни в дворне; рос всю жизнь между женщинами; поэтому не было у меня ни мальчишеских замашек, ни презрения к женскому полу; притом же был обучен правилам вежливости. На всех этих основаниях я пользовался любовью в семье и благорасположением знакомых, не исключая барынь и барышень».

В 1843 г. Ивана Михайловича Сеченова определяют на обучение в Петербург, в Главное инженерное училище, где была самая низкая плата за обучение. При поступлении в училище юноши не моложе 14 лет приносили присягу и считались юнкерами, состоящими на государственной службе. Это давало определенное преимущество - избавляло от телесных наказаний, широко практиковавшихся тогда в кадетских корпусах. Режим жизни был военный: вставали в 5.30, в 7.00 кончался завтрак, и воспитанники шли в классы. Закаливание осуществлялось таким образом, что даже в 25- градусные морозы одежда воспитанников состояла, из ничем не подбитых шинелей из тонкого «офицерского» сукна синего цвета, наушников и набеленных мелом варежек.

Несмотря на то, что все воспитанники училища были дворянскими детьми, между ними существовали большие имущественные различия. Нужно полагать, что Иван Михайлович уже впервые годы своей жизни вне семьи почувствовал эти различия. Он не получал из дому карманных денег на мелкие расходы и при скудном и однообразном казенном питании, естественно, испытывал определенные затруднения. Только этим мы можем объяснить, что в «Автобиографических записках», вспоминая этот период жизни, он отметил, что во время обеденного перерыва в училище, который продолжался с 12 до 14 часов, воспитанники вели себя по-разному: «У кого были деньги, могли в эти часы покупать на свой счет (в столовой у служителя Галкина) булки с маслом и зеленым сыром и сладкие пирожки, а для неимущих выставлялась в столовой большая корзина с ломтями черного хлеба. Многие из нас, неимущих, зимой, когда топились печи, обращали эти ломти в сухари. Сушильнями служили печные трубы, и к вечеру лакомство уже было готово, чтобы хрустеть на зубах».


Читайте также:

Рейтинг@Mail.ru