Гейдельбергский период



Окончив работу над диссертацией, И. М. Сеченов решает посетить еще один из университетских центров Европы - Гейдельберг, где в то время работали Гельмгольц и Бунзен. В лаборатории Бунзена вопросами органической химии не занимались, и Сеченову было предложено заняться алкалиметрией и анализом смесей атмосферного воздуха с С02. «Слышав про идеальную доброту и простоту Бунзена, я говорил с ним не смущаясь, а к Гельмгольцу, тогда уже великому физиологу в глазах всего мира, шел с трепетом...
Загляни скорее в клуб Вулкан - интернет-казино позволяющее исполнить желания!
Что я могу сказать об этом из ряда вон человеке? По ничтожности образования приблизиться к нему я не мог, так как видел его, так сказать, лишь издали, никогда не оставаясь притом спокойным в его присутствии, что стесняло его самого. От его спокойной фигуры, с задумчивыми глазами, веяло каким-то миром, словно не от мира сего. Как это ни странно, но говорю сущую правду: он производил на меня впечатление, подобное тому, которое я испытывал, глядя впервые на Сикстинскую мадонну в Дрездене...»
Гейдельбергский период
1859 г. Иван Михайлович Сеченов проводит в лабораториях Бунзена и Гельмгольца в Гейдельберге, выполняя исследования по флуоресценции хрусталика в ультрафиолетовых лучах, изучая газовый состав свежего коровьего молока, впитывая лекции прославленных учителей. В это время здесь образуется кружок из русских студентов и исследователей, в который, кроме самого Сеченова, входят Д. И. Менделеев, А. Бородин, М. П. Савич и др. Молодые люди регулярно собираются по вечерам на квартире Менделеева, следят за новинками русской литературы, устраивают чтение только что вышедшего романа Гончарова «Обрыв», который, как вспоминает Иван Михайлович, «слушался с жадностью». «А. П. Бородин, имея в своей квартире пианино, угощал иногда публику музыкой, тщательно скрывая, что он серьезный музыкант, потому что никогда не играл ничего серьезного, а только, по желанию слушателей, какие-либо песни или любимые арии из итальянских опер».

На протяжении этого года все запланированные исследования были выполнены, да и финансы подходили к концу. Вооруженный разносторонними знаниями и побывав в крупнейших физиологических лабораториях Германии, И. М. Сеченов простился со своими учителями и коллегами.

Анализируя начальный период научной карьеры Ивана Михайловича Сеченова, следует особенно подчеркнуть благотворное влияние, которое оказали на выпускника Московского университета общение и работа под руководством прославленных исследователей того времени. Ни занятия физикой у Магнуса, ни курс химии и физической химии у Роуса, Бунзена и Гоппе- Зейлера, ни широкая физиологическая подготовка у Дюбуа-Реймона, Людвига и Гельмгольца не прошли бесследно. Они вооружили Сеченова новейшими методическими приемами исследований и утвердили его в принципиальном убеждении, что все жизненные процессы имеют физико-химическую основу, которую следует изучать соответствующими физико-химическими и химическими способами. В настоящее время это положение общепризнано и именуется биофизическим подходом, но для того периода, когда начинал свою научную работу Иван Михайлович Сеченов, оно было новаторским и полемичным.


Читайте также:

Рейтинг@Mail.ru