Выбор жизненного пути



С этого момента начинается его целеустремленный, сознательный поиск того жизненного пути, который может обеспечить максимальное воплощение гуманных идей и прогрессивных идеалов, соответствующих передовым веяниям общества, внутренним наклонностям его натуры. Уже во время учебы в Инженерном училище и саперной службы в Киеве ярко проступают такие черты характера Сеченова, как принципиальность и непримиримость к социальной несправедливости, высокоразвитое чувство товарищества, страсть к чтению и любознательность, наклонность к естественным наукам. Все эти качества получили свое дальнейшее развитие в следующем, московском периоде его жизни.

Получив увольнительное свидетельство, Иван Михайлович отправляется из Киева на родину - в Теплый Стан, чтобы повидаться после долгой разлуки с матерью и родными. Из писем сына она знала о его намерении продолжать учебу в университете и поддерживала это стремление. Мать всегда хотела, чтобы кто- нибудь из сыновей нарушил семейную традицию военной службы и пошел по «ученой части».
Выбор жизненного пути
По-иному восприняли отставку И. М. Сеченова ближайшие соседи-помещики, законодатели общественного мнения. «Чего, кума, смотреть на молодчика, пусти его, коли не любит военную службу, по гражданской; наш симбирский губернатор возьмет его, может быть, чиновником особых поручений, благо он у тебя боек, неглуп и знает языки», - советовали соседи. Однако Иван Михайлович к этому времени уже имел собственный план действий. Как только установился санный путь, Сеченов простился с матерью и родными и выехал в Москву. На городской заставе нужно было предъявлять паспорт. «Его вынес из караулки старый чиновник и, отдавая мне бумагу, покачал головой со словами: «Эх, господин прапорщик, послужили без году неделю, да в столицу прожигать родительские денежки». Что ответил на это замечение Сеченов - неизвестно. Скорее всего, он смолчал, но, возможно, подумал: «Если бы и было такое желание, то осуществить его невозможно - родительские средства слишком ограничены, добро хватало бы на жизнь да учебу». Ведь даже на поездку к матери Сеченову пришлось одолжить деньги у товарища по саперному батальону.

В Москве Сеченов снял комнату в Хлыновском тупике. «Единственное окно моей полу-комнаты выходило в переулок и было настолько низко от земли, что ребята повадились заглядывать ко мне с улицы в окно. Это побудило меня завесить нижнюю часть окна занавеской, и она не снималась вплоть до отъезда на другую квартиру. Помню, что эта неважная обстановка нисколько не тяготила меня - был постоянно занят, сыт и комната была теплая. Куда хуже живут и теперь многие студенты».

Военная закалка и привычка к спартанской обстановке оказались очень кстати начинающему студенту.


Читайте также:

Рейтинг@Mail.ru