Нелегальные встречи рабочих-антифашистов



Среди арестованных за антифашистскую деятельность во второй половине 1941 г. было много рабочих, обвеявшихся в саботаже. В августе 1941 г. в Дюссельдорфе, Гамбурге, Мюнстере и Эберсвальде арестованные рабочие военных заводов обвинялись в самовольном сокращении рабочего времени, вызывавшем простои. За «подрывную пропаганду» и «военный саботаж» в сентябре 1941 г. были брошены в тюрьму антифашисты в Галле, Бремене, Карлсруэ, Эйзенахе, Дрездене, Вильгельмсхафене, Киле и Дуйсбурге.

В рапорте администрации о нелегальной работе антифашистов па верфи Говальдта в Гамбурге (речь идет о деятельности организации Бестлейиа - Якоба - Абсхагена) говорилось: «Уклонение от работы, симуляция, внезапные уходы затрудняли планы руководства предприятий. Большей частью следствием этого являлся срыв сроков строительства». На заводе «Блом и Фос» антифашисты сыпали песок в станки и разрезали приводные ремни.

3 июля 1941 г. при фашистском налете на одну из советских железнодорожных станций взорвалось только 6 бомб из 14. При разряжении одной из неразорвавшихся бомб советские солдаты нашли записку: «Дорогие товарищи! Мы любим СССР. Долой войну!»

Антифашистское движение Сопротивления в условиях жестокой и бессмысленной нацистской системы террора было связано с неимоверными трудностями. Нелегальные встречи антифашистов проводились в большинстве случаев в оживленных местах: в Берлине, например, на станциях метро и в электричках, причем товарищи узнавали друг друга по паролю. «Информационный центр» организации Бестлейна - Якоба - Абсхагепа находился в табачном киоске на гамбургской рыночной площади. Ежедневно там давались поручения и согласовывались встречи. Для более крупных собраний, а также для политического руководства и устройства нелегально живущих антифашистов требовались квартиры, которые нужно было часто менять. Эти убежища предоставляли рабочие, которые, как правило, не знали, кто был их квартирантом, и не спрашивали об этом. В этом, так же как и в доставке продовольствия, продуктовых карточек и денег, проявлялась солидарность простых людей.

Анна Зефкова, боевая подруга Антона Зефкова, рассказывала позднее об этом: «С продолжением войны росло число тех, кто дезертировал из армии или избегал грозящего им ареста. Их всех обеспечивала квартирами, деньгами и продуктами питания действующая, хорошо налаженная организация». Деньги складывались из небольших сумм и членских взносов, собираемых антифашистами. К нелегальной работе относилось также приобретение документов, их подделка.

Очень трудно было доставать бумагу, чтобы напечатать антифашистские листовки. Негде было хранить матрицы, с которых размножались тексты листовок. Печатные машины являлись драгоценностью антифашистских организаций и групп.

Эти машины были у немногих нелегальных организаций. Но группы Сопротивления зачастую могли использовать связи с антифашистскими рабочими-печатниками. С 1940 г. Фриц Зоммер и Рудольф Рейман отпечатали, например, в берлинской типографии концерна «Херти - Варенхауз» за время воздушных налетов тысячи листовок. Даже днем они ухитрялись печатать антифашистские материалы.


Читайте также:

Военнопленный нам друг, а не враг
Немецкие военнопленные
Борьба в оккупированной Франции
Фашистский блок и возникновение антигитлеровской коалиции
Возникновение антигитлеровской коалиции
Содержание

Рейтинг@Mail.ru