Новый поток законов – которые определяли политику Германии



Многие меры, принятые фашистским руководством в последние дни августа 1939 г. и в течение первых месяцев войны, были спланированы в деталях в предшествующие годы. Так называемый имперский совет обороны, образованный 4 апреля 1933 г. и преобразованный 30 августа 1939 г. в совет министров по обороне империи под председательством Геринга, издал большое количество законов, в которое входил прежде всего закон о военном производстве, предусматривавший на случай войны подчинить одной общей системе государственно-монополистического регулирования всю экономическую жизнь. Дальше имелись постановления о внешней торговле и валютном фонде, рационировании товаров народного потребления, введении ордеров и карточек на средства первой необходимости и т. д. Поэтому не удивительно, что в две недели, с 27 августа по 7 сентября 1939 г., были изданы предписания и постановления, которые заполнили около 200 страниц сборника государственных законов.

Этот поток законов дает ясное представление, как фашистское государство выполняло свои функции регулирования в государственно-монополистической системе.

Западногерманские историки вместо тщательного исследования действий государственно-монополистических и военных органов усиленно пытаются доказать, что Гитлер с 1938 г. один определял политику фашистской Германии в важнейших вопросах. Этим отрицается классовый характер фашистской диктатуры как орудия германского империализма и милитаризма. Все попытки свести фашизм к гитлеризму западногерманские историки предпринимают затем, чтобы оправдать немецкую монополистическую буржуазию - главного виновника преступлений 1933 - 1945 гг., свести ее вину к минимуму, не вспоминать две последние войны и тем самым защитить империалистический общественный строй, ставший анахронизмом.

В противоположность этому должно быть четко установлено, что Гитлер был выдвинут как орудие, фигура и творение немецкой монополистической буржуазии, как ее уполномоченный, защитник, депутат и представитель ее партии. В лице Гитлера истинные правители Германии - монополисты благодаря тому, что они поставили его во главе своего государственного механизма, имели всю полноту власти. Государство фашистского фюрера с 1933 по 1945 г. исполняло ту политическую форму господства, которая больше всего соответствовала растущей концентрации производства и капитала, а также вытекающей отсюда концентрации власти в руках немногих заправил концернов. Это государство было откровенным выражением неприкрытой диктатуры самых реакционных монополистических группировок.

В качестве аргумента, «подтверждающего мнимую исключительность» и «классовую индифферентность» фашистского фюрера, буржуазные историки иногда ссылаются на монополистические и милитаристские группировки, которые иногда были в оппозиции Гитлеру. Эти круги, которые группировались вокруг бывшего начальника генерального штаба Людвига Бека и обер-бургомистра Лейпцига Карла Герделера, вокруг Ульриха фон Хасееля, Иоганна Попица, Яльмара Шахта и других, в действительности не защищали альтернативу фашистской военной политики. Они выражали скорее мнение тех империалистических кругов Германии, которые искали далеко идущего1 сговора с западными державами и приветствовали антисоветские планы перед 1939 годом и во время «странной» войны. Эта позиция стала ясной из одного документа, который фон Хассель передал в Швейцарию в феврале 1940 г. Д. Лонсдалю Бриану, бывшему в близких отношениях с британским министром иностранных дел Галифаксом. В документе говорилось, что война должна быть быстро окончена, «так как существует большая опасность, что Европа совершенно разрушится и прежде всего быстро станет большевизироваться».


Читайте также:

Положение немецкого народа к концу 1939г
Заявление Гитлера о тяжелом экономическом положении в стране
Пропаганда фашистского командования
Задачи немецких коммунистов
«Наш народ хочет мира»
Содержание

Рейтинг@Mail.ru