Обострение противоречия внутри фашистского блока



Стремительное продвижение Красной Армии сорвало все эти планы. Германо-советский фронт и впредь оставался главным фронтом войны, который сковывал основные немецкие силы и поглощал львиную долю новых формирований и резервов. Цепь тяжелых поражений на этом фронте вплоть до весны 1944 г. неоднократно вынуждала перебрасывать боеспособные соединения с Запада на Восток. Поэтому военному руководству гитлеровской Германии не удалось сформировать главный оперативный резерв в составе свыше 30 дивизий, создание которого планировалось с сентября 1943 г. Когда в декабре 1943 г. генерал-лейтенант Буле пожаловался Гитлеру, что у него постоянно отбирают с трудом сформированные на Западе соединения, Гитлер ответил: «Кому вы это говорите? Я не позволю упрекать себя в том, что я все время их отбираю. Я ежедневно знакомлюсь с положением на Востоке, оно ужасно». В сущности, гитлеровский вермахт с 1943 г. мог лишь локализовать и оттянуть наступление держав антигитлеровской коалиции. «В настоящее время самая трудная задача руководства - так распределить силы по всему театру военных действий, чтобы мы были достаточно сильны там, где противник собирается перейти в дальнейшее наступление», - говорил Йодль в ноябре 1943 г. в своем выступлении перед рейхсляйтерами и гаулейтерами. Эта дилемма обострялась из месяца в месяц. В своем докладе Йодль назвал военное положение фашистской Германии очень тяжелым и считался с возможностью дальнейших кризисов. Какие же факторы он мог записать в актив фашистского военного руководства? Усиливающееся военное, моральное и экономическое ослабление гитлеровской Германии можно было, как он полагал, парализовать лишь с помощью неистового фанатизма. «Ни один человек не может сказать, как закончится эта война, - вынужден был признать он, - но Германия победит. Мы должны победить, ибо в противном случае мировая история потеряла бы всякий смысл». Это было недвусмысленное заявление о банкротстве германского милитаризма. Как и в прошлом, германские милитаристы зарекомендовали себя упрямыми и фанатичными сторонниками преступной войны, продолжавшими ее даже тогда, когда им было ясно, что она проиграна. Но в условиях наметившегося тотального поражения это было лишь проявлением их авантюризма.

Вследствие бесперспективности военного положения гитлеровской Германии концепция стратегической обороны, изложенная в директиве № 51, была обречена на про вал. Но германский фашистский империализм по-прежнему оставался опасным противником.

Героическая борьба партизан и групп Сопротивления значительно снизила боеспособность фашистских оккупационных сил, особенно в Советском Союзе, Югославии, Греции, Албании, Польше, Северной Италии и Франции.

В первой половине 1944 г. резко обострились противоречия внутри фашистского блока. Но нацистская Германия смогла до некоторой степени приостановить процесс распада фашистской коалиции, поскольку ей удалось на время предотвратить отход ряда европейских сателлитов. В сущности, имелось лишь три фактора, которые еще удерживали фашистскую коалицию в Европе от распада, а именно: военное давление немецкого фашизма, антикоммунизм, а также страх правителей стран фашистского блока перед революцией и гневом народа. Однако в результате дальнейшего сотрудничества с гитлеровской Германией, роста военных тягот и усиления репрессий против народных выступлений внутриполитическое положение в этих странах заметно обострилось.


Читайте также:

Укрепление сотрудничества западных держав с Россией
Самоконтроль в промышленности
Новое производство в военной промышленности
Падение боевого духа личного состава вермахта
Конец блокады Ленинграда
Содержание

Рейтинг@Mail.ru