Главное управление безопасности



После 1 сентября 1939 г. гестапо арестовало тысячи коммунистов, социал-демократов и других противников Гитлера. Начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер отмечал, что в соответствии с картотекой, которую вела служба безопасности, подлежали аресту и заключению в концентрационные лагеря как «первый взнос» десять тысяч и как «второй взнос» двадцать тысяч антифашистов. Волна террора, захлестнувшая Германию, проводилась в соответствии с «Основами внутренней безопасности государства во время войны», которые Гейдрих издал 3 сентября. Первый пункт этих основ гласил: «Каждая попытка разлагать сплоченность и готовность к борьбе немецкого народа должна быть беспощадно подавлена. Особенно срочно должны быть приняты меры к задержанию каждого лица, которое сомневается в победе немецкого народа или в вопросах справедливости войны». Там же указывалось, что руководитель государственного полицейского управления несет персональную ответственность за действенное подавление всякого антифашистского движения в своем округе.

Для централизации ведомств, которым было поручено подавление политических противников фашистского режима, 27 сентября Гиммлер предписал объединить главное управление полиции безопасности, главное управление безопасности рейхсфюрера СС, управление тайной государственной полиции (гестапо) и управление государственной криминальной полиции в одно главное управление имперской безопасности под руководством Гейдриха.

В высшей степени разветвленная и всеобъемлющая система специальной и тайной полиции держала в страхе не только народ, но и функционеров государственного, военного и партийного аппарата. Создавался ореол вездесущности гестапо. Режим каторжной тюрьмы, в которую превратилась Германия, характеризовался целой серией террористических приказов и законов. Смертная казнь распространялась па ряд преступлений, например повреждение оборонительных средств или уклонение от сбора металла. Общение с военнопленными строго запрещалось, подслушивание не только вражеских, но и союзнических Германии иностранных радиостанций каралось судом. Противозаконные аресты так называемых политических противников фашистского режима усилились после указа 24 октября 1939 г. Указ определял: «Заключенные в период военного времени из-под ареста не освобождаются. Категорически должно быть отказано в освобождении активным политическим деятелям». Противники нацизма были заключены в концлагеря, число которых после начала войны значительно возросло, а также в каторжные тюрьмы и тюрьмы для военнопленных. Названия таких лагерей, как Дахау, Бухенвальд, Заксёнхаузен, Флосоенбюрг, Равенсбрюк, Маутхаузен, а также Нейенгамме, Штуттгоф и Аут ниц (Освенцим), стали олицетворением убийств и истязаний. После начала войны положение заключенных в концлагерях еще более ухудшилось, и зимой 1939/40 г. они находились на грани смерти от истощения.

Для всех противников фашистского режима начало войны означало притеснения, усиленные расистскими гонениями, нужду и опасность смерти. Массы немецкого народа должны были жить по военным законам. Более восьми миллионов мужчин до конца мая 1941 г. были призваны в вермахт, чтобы проливать кровь на поляк сражений за интересы германского монополистического капитала. Рабочие, крестьяне, женщины, дети и старики, оставшиеся на родине, попадали под действие многочисленных законов, которые отменяли личные свободы, и без того в высшей степени урезанные в гитлеровской Гермами перед войной.


Читайте также:

Новый поток законов – которые определяли политику Германии
Положение немецкого народа к концу 1939г
Заявление Гитлера о тяжелом экономическом положении в стране
Пропаганда фашистского командования
Задачи немецких коммунистов
«Наш народ хочет мира»
Содержание

Рейтинг@Mail.ru