«Тотальная война - самая короткая война»



Фашистское правительство пыталось убедить народ, что война вступила в критическую стадию, а поэтому «все немцы должны быть подготовлены к тому, чтобы решительно поддерживать самую радикальную централизацию военного руководства и самое тотальное использование всех сил и средств». В связи с этим Геббельс развернул широкую пропагандистскую деятельность по подготовке и осуществлению тотальной мобилизации. 30 января 1943 г. он назвал жертвы Сталинграда «предвестниками тотальной войны».

Фашистская пропаганда, которая в первые военные годы обещала легкую и быструю победу, после поражения под Москвой стала подчеркивать серьезность войны, давая тем самым немецкому народу понять, что она потребует от него еще больших жертв и усилий. С начала 1943 г. фашисты все чаще стали напоминать, что война будет длительной и жестокой, «битвой за существование», «победный конец» которой может быть завоеван в тяжелой борьбе с большими жертвами, в борьбе за «защиту крепости Европы» и в терпеливом выжидании. Германия не только никогда не капитулирует, но и покинет поле битвы последней - такое можно было слышать все чаще и чаще. Усиливались антикоммунистическая пропаганда и лживые утверждения, будто фашистские государства, ведя захватническую войну, выполняют «европейскую миссию». Геббельс утверждал, что будущее всех европейских народов можно рассматривать только в рамках «Европы с новым порядком» под «защитой германских вооруженных сил».

Кульминационным пунктом объявления тотальной войны был митинг в берлинском Дворце спорта 18 февраля. После трех лет и пяти месяцев войны митинг проходил под девизом «Тотальная война - самая короткая война». На этом митинге фашистский министр пропаганды требовал от немецкого народа в будущем вести «спартанский образ жизни» и отказываться от «значительной части прожиточного минимума в целях скорейшего увеличения военного потенциала». Он объявил о закрытии ресторанов, небольших магазинов и ремесленных мастерских, требовал введения для рабочих 10 - 16 - часового рабочего дня и принудительных условий труда для всех мужчин и женщин, работающих в военной промышленности. Одновременно для всех антифашистов и пацифистов он грозил ввести «драконовские наказания» и применять против них усиленный террор. «Пришло время снять лайковые перчатки и забинтовать кулак», - сказал он.

Гитлер назвал эту речь Геббельса психологическим и пропагандистским шедевром. О фанатизированной и обманутой массе народа, ставшей жертвой «главного проповедника» психологической войны, Геббельс цинично заявил: «Если бы я сказал, что они должны прыгать с третьего этажа дома, они и это сделали бы». Такой человеконенавистнический цинизм фашистских вождей, которые приносили жизнь народа в жертву сохранения власти монополистического капитала, является основной чертой идеологии и политики германского империализма, которая характеризует всю эпоху его господства.

Крупная буржуазия использовала кризис 1943 г. для того, чтобы распространить и укрепить свою власть и влияние во всех областях. Ганс Керль, генеральный референт в имперском министерстве экономики, крупный текстильный промышленник и президент промышленной и торговой палаты Котбуса, типичный представитель государственно-монополистического правящего аппарата, в начальный период проведения тотальной войны откровенно изложил волчий закон капитализма: «Время зовет к созданию обороноспособной экономики исключительно без кризисов, но с учетом устранения слабых». В связи с этим монополии ускорили процесс концентрации производства. В начале 1943 г. Шпеер отдал распоряжение всем руководителям комитетов и картелей «о переходе на крупное производство» для осуществления требований тотальной войны по обеспечению вермахта вооружением.


Читайте также:

Крупные интересы военного министерства
Восстановление ударной мощи
Принудительное использование иностранных рабочих на предприятиях Германии
Распределение труда между государственными и военными учреждениями
Содержание

Рейтинг@Mail.ru