Активная антифашистская агитация среди немецких военнослужащих



В Тюрингии в январе 1942 г. работали Теодор Нойбауэр и Магнус Позер. Под их руководством развивалась многочисленная организация движения Сопротивления. Основное внимание их деятельности в соответствии с решениями Центрального Комитета КПГ было сосредоточено на привлечении к участию в движении рабочих, а также на совместной работе с военнопленными и политическими заключенными.

Прочные связи были установлены с социал-демократами и профсоюзными деятелями, а также с прогрессивными представителями буржуазии и интеллигенции Йенского университета и завода Карла Цейса. Организации Сопротивления в Тюрингии проводили в дальнейшем активную антифашистскую агитацию среди военнослужащих гитлеровского вермахта.

Группа Хельмута Хюбенера в Гамбурге в 1941 - 42 г. изготовила и распространила около 60 различных листовок. Юноши католики Вальтер Клингенбек, Даниэль Рудольф фон Реклингхаузен, Иоганн Габерль и Эрвин Эйдель в Мюнхене опровергали по самодельному радиопередатчику лживые измышления фашистской пропаганды. В Мюнхене Ганс Шолль и Александр Шморелль в середине 1942 г. распространяли листовки «Белой розы».

Успехи Красной Армии зимой 1941 - 42 г. оказали определенное влияние на отдельные группы эмигрантов социал-демократов. Марк, один из представителей крайне антикоммунистически настроенной рабочей немецкой делегации в США, например, должен был признать: «Россия была не только необходимым, но и решающим союзником мировой демократии». Но вопреки этому признанию Марк не намерен был изменить свою антикоммунистическую и антисоветскую точку зрения.

В соответствии с ориентацией, данной ЦК КПГ, немецкие коммунисты Эмми Даммериус (Кёнен), Ганс Каале, Вильгельм Кёнен и Гейнц Шмидт в июне 1942 г. обратились с открытым письмом «Ко всем немецким антифашистам в Великобритании». В этом документе говорилось' «Мы должны здесь (в Великобритании) стать выразителями антифашистского народного движения, образующегося в Германии из различных политических сил. Мы можем и должны, как и немецкие антифашисты в Советском Союзе, быть представителями, защитниками и помощниками немецкого антифашистского единого фронта для свержения Гитлера и окончании войны. Перед величием исторических задач отступают паши ничтожные разногласия».

Реакция различных социал-демократических групп на открытое письмо отразила полный противоречий процесс размежевания среди эмигрировавших в Великобританию немецких социал-демократов. Эрвин Шёттле, секретарь иностранного бюро «Ной бегиннен», заявил: «Мы ведем совместную работу политической эмиграции в определенных границах для желаемого, а не для недостижимого». Высказывание лондонской группы социалистической рабочей партии соответствовало позиции «Ной бегиннен». Из остатков группы партийного правления Виктор Шифф, Карл Равицки, Фриц Вольф, Фриц Зегаль и Генрих Зорг высказались за первые шаги к взаимопониманию с представителями КПГ. Олленхауэр и Гейне очень энергично выступили против этой линии, но не могли помешать установлению контактов между председателем группы правления партии и Союза Гансом Фогелем и представителем ЦК КПГ в Великобритании Вильгельмом Кёненом. В июле 1942 г. состоялись первые переговоры между Фогелем и Кёненом.


Читайте также:

Народное движение против войны
Немецкие военнопленные офицеры
Ослабление фашистского блока и укрепление антигитлеровской коалиции
Национально-освободительный фронт Греции
Военные действия в Северной Африке
Содержание

Рейтинг@Mail.ru